Почта редакции::
vesti@inbox.ru

gtrk-orenburg.ru:
Все программы на новом сайте

«Маяк Оренбург»:
106,3 FM

ГТРК "Оренбург":
Все программы на новом сайте











Новости

  О КАНАЛАХ

   О компании


Руководство


Награды


История телевидения


   Телеканал РОССИЯ 1

   Телеканал РОССИЯ 24

   Радио России

   Телеканал РОССИЯ 2

   Телеканал РОССИЯ К

    КОММЕРЧЕСКИЙ ОТДЕЛ

    ГОСТЕВАЯ КНИГА

    ОХВАТ ВЕЩАНИЯ


  ПРОГРАММА ПЕРЕДАЧ

   Телеканал РОССИЯ 1

   Телеканал РОССИЯ 24

   Телеканал РОССИЯ 2

   РАДИО МАЯК

   Радио России

   Телеканал РОССИЯ К


ИНФОРМАЦИЯ О РЕГИОНЕ
   Оренбург
   Администрация

О КАНАЛАХ | О компании | История телевидения




28.01.2009 08:39  История телевидения в Оренбуржье

Владимир Варнавский



Фото   
ТЕЛЕВИДЕНИЕ: ЖИЗНЬ ВРАСПЛОХ
Сорок семь лет тому назад в Оренбурге впервые засветились «голубые экраны»

Теперь уже далёкие шестидесятые годы... Как сейчас вижу поздние осенние вечера старого Оренбурга, пустеющие улицы, редких, спешащих домой прохожих. Говорят, что и преступлений в эти часы совершалось меньше, а в домах, где традиционно был слабый напор воды, именно в эти вечерние часы можно было принять душ... Это значит, что наступил «телевизионный вечер», и люди сидят перед голубым экраном во власти некой магической силы... Телевизоров было ещё немного, и соседи, друзья, просто знакомые собирались «на огонёк» у тех, кто уже - заимел этот «волшебный ящик». Получалось вроде домашнего кинотеатра. Смотрели всё подряд. Передачи тогда шли три раза в неделю, но местному эфиру не было конкуренции - Москва еще не пришла.'.
Телевидение, начавшееся как продолжение радио и кинематографа, обнаружило свои специфические свойства в необычайно короткий срок, те пятнадцать-двадцать физиков, что собрались 22 мая 1911 года в одной из аудиторий Технологического института посмотреть на полоски, возникшие на торце телевизионной трубки, которые им продемонстрировал Борис Львович Розинг (1869-1933), вряд ли представляли себе, каким мощным каналом воздействия на сознание - массовое и индивидуальное - окажется эта забавная безделушка, войдя практически в каждый дом, в каждую семью.
Примечательно, что Сергей Эйзенштейн, задолго до того, как телевидение стало частью нашего быта, с необычайной проницательностью писал:
«И вот перед нами как реальность стоит живая жизнь в чуде телевидения, готовая взорвать ещё не до конца освоенное и осознанное опытом немого и ЗВУКОВОГО кинематографа».
Телевидение сломало наши представления об экранном действии как зафиксированном на киноплёнку, происходящем только между героями и к зрителю не обращенном, оно превратило его, зрителя, из наблюдателя в соучастника живого действа, уподобив общение в телеэфире общению с реальной аудиторией: человек на экране говорит непосредственно с нами и в это самое мгновение.
Жизнь, застигнутая врасплох... Это самое сильное, что может дать телевидение. Мы присутствуем при рождении слова и мысли, футбольной комбинации, слезы, сбежавшей по лицу актёра, глаза которого смотрят в наши глаза...

Таким «живым» пришло телевидение и в наш город. Двадцать седьмого сентября 1961 года впервые зажглись голубые экраны, и первый диктор Мария Таран приветствовала оренбуржцев. Это был настоящий праздник.
Следует отметить и большой вклад инженерно-технических работников, сделавших всё для того, чтобы телевидение пришло в наш город. Это первый директор Радиотелецентра Павел Филиппов, главный инженер Ефим Розенблат, инженеры Владимир Варнавский, Олег Коломиец, Геннадий Руденко и многие другие...
Немало было проблем и у первого тогда председателя комитета по радиовещанию и телевидению облисполкома Антонины Григорьевны Лукиной, а потом и у Риммы Александровны Забелиной. Телевидение было делом новым, и квалифицированным, знающим специфику кадрам просто неоткуда было взяться...
Не было и соответствующей техники: ни кинокамер, не передвижных телевизионных станций (ПТС). По этой причине информационная программа «Новости» практически не отвечала своему предназначению. Мало было сюжетов событийных, имеющих, как мы говорим, информационный повод, всё больше рассказы о людях труда, сопровождаемые показом двух-трёх десятков фотографий.
Все передачи шли в прямом эфире и поначалу носили в основном просветительский характер. Выступали артисты филармонии и наших театров, музыканты, различные гастролёры, демонстрировались произведения художников. В последнем случае студию преображали в выставочный зал: вывешивали картины, приглашали искусствоведов...
В первые дни было много «разговорных» передач: беседы за круглым столом, диалоги с писателями и художниками, с заезжими знаменитостями, телевизионные спектакли... Но постепенно приходило понимание, что на телевидении главное - картинка, изображение, а слово должно дополнять картинку, а не пересказывать, не дублировать её. И в то же время - соответствовать устной, разговорной речи, её строю, образности, интонации.
В памяти - передача Оренбургского телевидения начала 1960-х годов. Журналист пригласил для выступления одну из лучших птичниц области поделиться опытом работы. Но вместо того чтобы предварительно встретиться с ней, поговорить о предмете будущей беседы, продумать простые и точные вопросы, он быстренько накатал речь, с какой должна выступить его героиня, и обязал её назубок выучить текст. Вечером, когда они вышли в эфир (а тогда, повторяю, все передачи шли «живьём»), и журналист предоставил слово птичнице, она, лихорадочно перебирая листочки с текстом, вдруг, после затянувшейся паузы, испуганно воскликнула: «Ой, я не буду, я боюсь!» - и убежала из кадра. Сконфуженный журналист буквально силком вернул её на место, усадил за стол и, отобрав свой текст, попросил рассказать о себе своими словами. И птичница, успокоившись, вдруг просто, в свойственной только ей манере, начала делиться опытом работы...
Позже, разбирая на «летучке» это происшествие, тогдашний директор студии Леонид Наумович Большаков только руками разводил, не зная, что выбрать: «С одной стороны, надо бы Роберту Казачкову (именно он отвечал за это выступление. - Ю. К.) объявить выговор за халатное отношение к своим обязанностям, с другой - благодарность: не растерялся всё-таки, птичница хорошо выступила».
Когда на телевидении появились первые кинокамеры, Государственный комитет по радиовещанию и телевидению каждой областной студии определил план подготовки документальных фильмов, которые потом просматривала постановочная комиссия в Москве и решала вопрос о приёме фильма в тираж и рассылке копий по всем студиям страны.
И вот пришла добрая весть: фильм «Дом его друга» (сценарий Л. Большакова) - о поиске дома Герна, в котором ссыльный Тарас Шевченко встречался с друзьями, писал стихи, рисовал, - принят в тираж, а фильм «Над Уралом-рекой» (сценарий собкора газеты «Известия» В. Пролёткина) - о переселенцах из Мордовии, обретших в Беляевке своё счастье, - будет показан на Неделе Советского телевидения в ГДР.
Это были первые фильмы, снятые Оренбургской студией телевидения в далёком 1964-м...
Успех окрылил наших режиссёров и операторов: Романа Хардина, Рафаила Хаялина, Искандера Бигеева, Лилию Филимонову, Наталью Воеводину, Петра Щербакова и других. Появились ленты: «Хлеб целины», «Никоныч», «Танцуют куклы», «Маленькое чудо», «Встреча с Незнакомцем» и другие.
В фильме «Живёт в Бузулуке артист» (сценарий А. Горбачёва) старейший актёр местного народного театра Владимир Морозов рассказал, как театральный коллектив Дома культуры железнодорожников давал спектакль для чапаевской дивизии: «Уж больно бурно чапаевцы реагировали на события пьесы. А я играл городового. Думаю, возьмут ещё, да и стрельнут. Так я на всякий случай подкладывал под камзол на сердце сковородку..»
В 1967 году, с приходом в Оренбург московской программы, мы стали вы¬ходить с передачами на Центральное телевидение. Причем, объём передач, показанных на канале ЦТ, был большим. У нас был «шлейф прямого выхода» на Москву, и мы в определённое время выходили «живьём» из нашей небольшой студии фактически на всю страну.
Первый часовой выход был посвящен хлеборобам Оренбуржья («Сельский клуб»' «Нива»). В передаче принимали участие солисты Оренбургского народного хора, звучали песни нашего композитора Алексея Цибизова.
Успешно прошла и музыкальная программа для детей «Городок-малышок» (автор Н. Ишкова, режиссёр Н. Воеводина).
Мы побеждали в музыкальном турнире городов - конкурсная программа, по итогам которой авторам передачи редактору Инессе Астраханцевои и режиссёру Л. Филимоновой вручал дипломы председатель жюри этого конкурса композитор Арам Ильич Хачатурян.
Целый год шла передача Центрального телевидения «Алло, мы ищем таланты!» - с включением областных телестудий. Десятки, сотни исполнителей со всей страны, из всех её республик...
Среди победителей оказался и наш земляк - учитель из посёлка Красногвардеец Бузулукского района Виктор Старших. В заключительной передаче из Останкинской студии он пел в сопровождении оркестра Всесоюзного радио и телевидения под управлением Юрия Силантьева. «Очень волновался, - признался потом Виктор, - ведь всегда имел дело только с баяном, а тут такое...»
В 1970 году Оренбургская телестудия впервые вышла на Интервидение с передачей «Здравствуй, брат Сташек!»
Суть её в следующем. До революции в Сибирь на поселение был сослан польский революционер Антон Пенкальский. Вместе с ним в ссылку отправились его жена Мария и двое детей: сын Чеслав и дочь Генавефа. После Октябрьской революции Пенкальский, хоть и мог вернуться на родину, остался в Сибири, его избрали председателем Петровского райисполкома Иркутской области. В 1921 году Антон Пенкальский был зверски убит белобандитами, и Мария, его жена, собралась ехать в Польшу - в голодный год, зимой, на санях, с детьми. Только самого младшего - семимесячного Сташека (второго своего сына, родившегося уже в Сибири), не решилась она взять с собой, оставила (на время, как думалось) в семье местных жителей, добрых своих знакомых Рыковых. Но вернуться за Сташеком ей было не суждено.
Связь с Пенкальскими оборвалась, и Рыковы усыновили оставленного им мальчика. Сташек стал Сашей, получил фамилию приёмных родителей. Только когда Сташеку-Александру исполнилось девятнадцать лет, старый друг отца Георгий Степанович Попов раскрыл ему тайну его происхождения. Сташек-Александр решил: «Буду искать!»
Но тут война, оккупация, затем смена общественно-политического строя, изменение государственных границ... Уцелел ли в этой круговерти хоть один из Пенкальских? А если уцелел, куда занёс его ветер Истории? Может, искать его нужно не в Польше, а совсем в другой стране?
Поиск завершился только после того, как к нам на телевидение пришёл подполковник Советской Армии преподаватель Оренбургского высшего зенитного артиллерийского училища Александр Яковлевич Рыков и поведал свою историю...
Мы обратились за помощью к Первому секретарю Центрального Комитета Польской объединённой рабочей партии Владиславу Гомулке. В розыски семьи Пенкальских включились работники аппарата ЦК ПОРП, сотни добровольных помощников, друзей Советского Союза и Польши, и через сорок восемь лет разлуки Чеслав, Генавефа и Александр, он же Сташек наконец встретились.
...Московский поезд прибывал в Оренбург поздно вечером, и чтобы лучше снять происходящее, наши техники установили на перроне мощное освещение, а дежурный по вокзалу попросил по рации машиниста остановить поезд так, чтобы шестой вагон, в котором ехали брат и сестра Пенкальские, оказался как раз в этом световом пятне.
И вот встреча... Как похожи братья! Разве что разница в годах... Крупные планы, слёзы радости. Цветы...
Эту первую встречу мы снимали конечно же в Оренбурге, потом с оператором Хаялиным летали в Сибирь, на Байкал, где жили в ссылке Пенкальские, снимали могилу отца - Антона Пенкальского. Получилась тридцатиминутная лента «Здравствуй, брат Сташек!» - которую увидели телезрители на Урале и в Сибири, в Польше, Венгрии, Чехословакии.
В те годы на Оренбургском телевидении, как, впрочем, и вообще по стране, наблюдалось увеличение рубрик, цикловых передач и тележурналов. «Коммунист», «Искры творчества», «Сельский клуб», «Искусство», «Рационализатор», «Для вас, женщины»...
Телевидение стало транслировать не только театральные спектакли, но и ставить свои, телевизионные, из которых назову лишь несколько: «Русский характер» Алексея Толстого, «Самая долгая ночь» Хория Ловинеску, «Этот странный Юзеф» Ежи Яницкого, «Мост в далекую ночь» Раймундаса Самуляви-чуса. «Четыре капли» Виктора Розова, «Мы - мужчины» Мара Байджиева... Телевизионные режиссёры Юрий Коно-ныхин, Лилия Филимонова, Венициан Петров, Евгений Паньков.и другие поначалу репетировали в театре, а потом выходили в студию на трактовые и генеральные репетиции.
В телевизионных спектаклях были заняты ведущие артисты областного драматического театра: Александр Михалёв, Виктор Антонов, Станислав Ежков, Анатолий Солодилин, Александра Жигалова, Александр Папыкин, Сергей Юматов, Лариса Калюжная, Ким Густырь, Зиновия Улановская, Павел Чиков и другие.
Это был интереснейший «театральный период» в жизни не только Оренбургского телевидения, но и всех региональных студий.

Шли годы, телевидение развивалось не только в творческом, но и в техническом отношении. В начале 1970-х областное телевидение по магистрали пришло в Бузулук и Кувандык, а в Орск (через Челябинск) - московская программа. В 1982 году, по завершении строительства релейной линии Кувандык-Орск, передачи из Оренбурга стали доступны и жителям восточных районов области.
В 1975 году студия получила видео¬магнитофоны новосибирского производства - «Кадр-3 ПМ», появилась возможность записывать многие студийные передачи. Для художественных программ это было благо, но вот для других... Записанные на магнитофонную плёнку информационные и документальные программы перед выходом в эфир монтировались, то есть приобретали более стройную композицию, избавлялись от длиннот, неоправданных пауз, неизбежных оговорок и непредвиденных заминок, но вместе с этим из них стало уходить, а то и специально выхолащиваться всё живое, естественное, непредсказуемое... Вот почему ностальгия по «живому» телевидению осталась у многих режиссёров старшего поколения и сегодня.
По этому поводу Джон Уэйн, английский писатель, справедливо, на мой взгляд, заметил: «Я полюбил бы телевидение сильнее, если бы оно было более черновым, если бы постоянно улыбающиеся "телевизионные личности" чаще уступали своё место ведущим-любителям, задающим порой необдуманные вопросы. Будь я уверен, что телевидение честно относится к реальному человеческому материалу, помогая людям жить своей собственной жизнью, и показывает им волнующую сложность мира, не заворачивая буквально всё в маленькие телевизионные пакеты", я охотно простил бы ему любое количество неуклюжих стыков, технических ляпов, неграмотных кадров и шумовых помех».
Жизнь врасплох... Что может быть сильнее и привлекательнее?
Конечно, бывали и казусы. Вспоминаю, как в середине 1960-х в Оренбург приехал популярный актёр театра и кино, народный артист СССР Евгений Самойлов. Он должен был сыграть в областном драматическом театре главную роль в спектакле «Чти отца своего». В то время было модно приглашать на периферию известных московских актёров, исполняющих те же роли на столичных подмостках. Естественно, телевидение не осталось в стороне и пригласило знаменитого артиста вечером, по окончании спектакля, выступить в передаче из цикла «У нас в гостях». Были подобраны эпизоды из фильмов, в которых снимался Евгений Валерьянович. Все ждали гостя. Но кто знал, что Самойлов, как говорится, «не найдёт повода не выпить» после спектакля? А сколько в тот вечер приняла его душенька, мы почувствовали во время самой передачи...
Самойлов приехал после спектакля, быстро вошёл в студию, когда начальный титр передачи уже «висел» на экранах телевизоров. «Успел!» - обрадовались мы.
Поначалу всё шло нормально. Евгений Валерьянович бодро произнёс положенные комплименты городу Оренбургу, оренбургским зрителям и конечно же своим коллегам - актёрам Оренбургского драматического, с которыми только что играл в спектакле. Но вот ведущая задала вопрос, как он, Самойлов, стал актёром, и Евгений Валерьянович, как говорится, «растёкся мыслию по древу»: начал пространно и долго рассказывать о Довженко, рассуждать о луже, в которой никто ничего не видит, а он видит отражение мира, и т. д. Речь его становилась несвязной, он потерял нить разговора и, в конце концов, «поплыл» под мощным жаром телевизионных софитов.
Когда же ведущая попросила его рассказать о съёмках фильма «Герои Шипки», в котором он сыграл генерала Скобелева, Самойлов замахал руками и сказал: «Да был я в этой Болгарии...» Потом стал всё ближе и ближе придвигаться к обаятельной ведущей, готовясь, видимо, заключить её в объятия...
Словом, передачу скомкали, показали отрывки из фильмов, но в финале наш гость уже сказать ничего не смог.
А на следующий день руководство студии было приглашено в обком партии - для объяснений.
В середине 1970-х областное телевидение активно сотрудничает почти со всеми Главными редакциями Центрального телевидения: пропаганды (отдел сельского хозяйства), народного творчества, музыкальной, детской, программ для молодёжи. Эдуард Михайлович Сагалаев, заместитель, а потом и шеф Главной редакции про¬грамм для молодёжи, постоянно заказывает нам сюжеты в новую программу ЦТ «Адреса молодых».
Участвует студия и во Всесоюзном фестивале молодёжных программ. Этот престижный конкурс проводился раз в два года и всегда в разных городах страны: в Кишинёве, Волгограде, Алма-Ате, Горьком и т. д. И везде наши работы, автором которых была Г. А. Поликарпова, в то время главный редактор студии, отмечались лауреатскими дипломами или призами: «Мы с оренбургской земли» (программа о строителях газового комплекса в Оренбурге), «Пора спелого колоса» (о молодых хлеборобах Оренбуржья), «Отцовское поле» (о Василии Макаровиче Чердинцеве), «Диалоги с Верой Логачёвой» (рассказ о молодом депутате Верховного Совета СССР). Кстати, после показа этого фильма по Центральному телевидению на Логачёву обрушился поток писем. И молодёжная редакция ЦТ придумала и провела передачу: «Почта Веры Логачёвой».
Оренбургское телевидение не только принимало участие в конкурсах, но зачастую и само организовывало их. Так, в середине 1970-х, по инициативе заместителя председателя областного телерадиокомитета Марлена Новохатского, студия становится родоначальником фестиваля передач и фильмов о ГАИ: «Красный, жёлтый, зелёный». Дважды в Оренбург на региональный конкурс съезжались журналисты, режиссёры и автоинспекторы со всего СССР. Затем фестиваль стал Всесоюзным и проводился в Свердловске и Москве.
Большое впечатление на участников фестиваля произвела десятиминутная лента, снятая нашей студией "методом провокации" Вот представьте себе: километров за двадцать от областного центра стоит на Беляевском тракте грузовик, а его водитель (в отличном исполнении народного артиста СССР С. Г. Ежкова из Оренбургской драмы) с пустым ведром и шлангом в руках останавливает проходящие мимо машины, жестами прося отлить ему хоть немного бензина. Картина по тем временам обычная и всем знакомая. Кроме одного: водитель пьян, еле на ногах стоит... Мы же, замаскировавшись в лесопосадке через дорогу, снимаем «скрытой камерой» развитие ситуации: как поведут себя водители в предлагаемых обстоятельствах, дадут или нет бензин пьяному коллеге?
И вот первый же, кто останавливается, не только даёт, но даже помогает нетвёрдо стоящему на ногах шофёру отлить бензин. Но как только он, «выручив» товарища, трогается дальше, как тут же за поворотом, всего через не¬сколько десятков метров, его останавливает сотрудник ГАИ в сопровождении наших журналиста и оператора. Оператор снимает водителя крупным планом, а журналист спрашивает: «Зачем вы дали бензин потенциальному убийце?»
Реакция водителей была разной: «Надо же ему добраться до города»; «Пьяный, конечно, я же вижу, но, думаю, доедет как-нибудь...» И т. д.
Но не все водители оказались столь «сердобольны»: «Как я могу дать ему бензин, когда он еле на ногах стоит?» «Нет, пусть лучше постоит, а то беды не миновать...»
А в финале фильма и сам Ежков выходит «из образа», снимает грим и возмущается: «Я прошёл войну, хорошо знаю, что такое взаимовыручка... Но так же нельзя!»
Тем же способом мы сняли ещё одну ленту, «увековечившую» поведение водителей при виде аварии (авария конечно же была нами инсценирована): в кювете валяется «перевернувшийся» мотоцикл, повсюду разбросаны вещи, лицом вниз неподвижно лежит человек (муляж).
Как ни печально, но большинство водителей равнодушно проезжали мимо (хотя по правилам должны были остановиться и оказать помощь). Потом они оправдывались, что «не заметили», «не видели» и т. д. Но вот когда мы бросили на шоссе небольшой, но дефицитный гаечный ключ, мало кто не остановился, чтобы поднять его... И это тоже фиксировала «скрытая камера».
Детское вещание на областном телевидении всегда отличалось выдумкой, оригинальностью, поиском. Наши передачи «Городок-малышок», «Сколько стоит бесплатно?», «Компас» (автор Ольга Соколова, режиссёр Наталья Крылова) были популярны у юных телезрителей. И на Всероссий¬ских фестивалях программ для детей и юношества мы, как правило, почти всегда занимали призовые места. А в 1994 году в Оренбурге был организован и успешно проведён четвёртый Международный фестиваль программ для детей под названием «Телек».
В начале девяностых прошлого века наша телестудия организовала и на протяжении семи лет вела музыкальную конкурсную про¬грамму «А песня русская жива!», участниками которой стали коллективы художественной самодеятельности многих регионов России. За организацию программы её автор Евдокия Горбанская, режиссёр Лилия Филимонова и звукорежиссёр Виталий Долгополов были удостоены почётного звания «Заслуженный работник культуры Российской Федерации».
В первые же годы своего существования Оренбургское телевидение начало выпускать сатирические программы. Вначале появился «Сатирический журнал», затем передача «Слово народного контролёра - деда Егора» (автор Михаил Свиридов). В студию входил «дед Егор» (актёр Владимир Триандо-филов), «вернувшийся» из «очередной командировки», и начинал демонстрировать и комментировать привезённые критические сюжеты.
«Дед Егор» просуществовал на телевидении несколько лет, а затем на смену ему пришла сатирическая программа «Парабола» (автор Евгений Шамардин, режиссёр Юрий Карасевич), которую вели актёры Оренбургского драматического театра. Кроме показа критических сюжетов, они разыгрывали небольшие миниатюры, сценки из нашей жизни, вскрывая, как тогда говорили, те или иные отдельные недостатки. За что руководству студии отдел пропаганды обкома партии частенько делал замечание, что актёры переигрывают...
Когда же актёры, занятые в «Параболе», покинули наш город, появилась сатирическая программа «Сердитая камера» (автор Павел Рыков). Эта программа просуществовала более длительное время, нежели её предшественницы, и снискала у телезрителей завидную популярность... Здесь вместо человека (актёра или ведущего) в центре студии стояла сама телекамера, которая усилиями режиссёров и операторов выглядела живой и, если так можно выразиться, одушевлённой: она возмущалась, рычала, удивлялась, негодовала и т. д. и т. п. Но главное преимущество этой программы заключалось в том, что вся она состояла из видеосюжетов, а картинку всегда бывает трудно оспорить...
С появлением во второй половине восьмидесятых годов видеокамер, пусть на первых порах любительских, но позволивших одновременно записывать изображение и звук и сделавших ненужным медлительный и громоздкий «мокрый процесс», функции телевидения резко меняются. Теперь оно, в первую очередь, информирует, опережая газетные издания. Сегодня ГТРК «Оренбург» выходит в эфир с новостными программами одиннадцать раз ежедневно, плюс один синдицированный выпуск - в сочетании с сюжетами «Вестей» из Москвы.
Да, информационная роль телевидения становится главной. Хотя и развлекательные программы не на последнем месте. А вот передач просветительского характера заметно поубавилось. Ушли, к сожалению, публицистика, художественные программы, собственные телеспектакли. Не потому, что нечего показывать или некому работать. Просто Москва не стала их финансировать. Главное - новости региона.
Возросла и роль документального кино. Сейчас проводится много телевизионных фестивалей, как российских, так и международных, и ГТРК «Оренбург» выступает на них весьма успешно. Подтверждением тому - кабинет директора компании Павла Рыкова, стены которого буквально сплошь увешаны множеством дипломов и грамот.
Успешно выступает ГТРК на Всероссийском конкурсе «Патриот России» в Москве, ежегодном «Щите России», который проходит в Перми, международном экологическом фестивале в Ханты-Мансийске, фестивалях «Православие на телевидении», «Моя провинция» и других. Телерадиокомпания награждена орденом «Слава нации» - за «благородство помыслов и беззаветное служение идеалам добра и милосердия». Почётным дипломом отмечен на фестивале «Щит России» цикл фильмов «Я хотел победить», «Прокофьево поле» (автор Светлана Губернская), «Хроники именного истребителя» (автор Евгений Вовк). Многие документальные фильмы студии становились лауреатами самых престижных телефестивалей, показывались по Центральному телевидению: «Казак из Вязовки» и «Страна Совета» (автор Оксана Невечеря), «Мы живём на границе» (автор Елена Ерофеева).
В информацию пришла молодёжь, в основном выпускники факультета журналистики Оренбургского государственного университета. Елена Ерофеева, Андрей Ивлев, Елена Черных, Полина Горбатовская работают наравне с такими «закалёнными» телевизионщиками, как Андрей Федосов, Светлана Губернская, Оксана Невечеря, Ольга Фомина.
Мне посчастливилось вместе с оператором Рафаилом Хаялиным, заслуженным работником культуры Российской Федерации, снять ряд фильмов о нашем крае: «Бузулукский бор», «Песнь сурка», «Чёрным по зелёному», «Оренбургский пуховый платок», «Хлеб да соль», «Море в степи», «Я возвращаюсь в Оренбург. Морис Дрюон» и др. «Бузулукский бор» получил Золотую Нику «Песнь сурка» и «Чёрным по зелёному» - Серебря¬ную гагару, другие стали призёрами различных фестивалей и конкурсов.
О фильме «Я возвращаюсь в Оренбург...» хочу рассказать поподробней...
Южная Франция, свежее дыхание Атлантики, ухоженные виноградники... И среди этого великолепия - имение Мориса Дрюона... На летней веранде - около сотни гостей: бывшие и действующие депутаты, министры, дети русских эмигрантов... И все смотрят выступление фольклорного ансамбля из России, из Оренбурга, из тамошнего музыкального колледжа института искусств имени Леопольда и Мстислава Ростроповичей. Старинные народные песни -русские и украинские, крестьянские и казачьи - покорили сердца французов. А когда «закружили хоровод», юные артисты - как мы и условились с ними раньше - втянули в него и самого Дрюона. Элегантный стройный красавец, которому никак не дашь его восьмидесяти шести лет, весело танцевал в хороводе с русскими девушками. Потом сказал, что женился бы на любой, если бы не его возраст...
Французский романист, писатель с мировым именем Морис Дрюон, известный в России по остросюжетным историческим произведениям, побывал на родине своих предков в Оренбурге. В нашем городе родился его отец, занимались торговлей и медициной его деды и прадеды, и они же открыли здесь одну из первых музыкальных школ в Оренбурге. В Оренбурге провёл детство дядя Мориса Дрюона - Жозеф, который рассказывал своему племяннику о замечательных в то время базарах, сутолоке торгового Менового двора, о бесконечных караванах верблюдов с товарами... «Всё, о чём рассказывал мне дядя Жозеф, оказалось реальностью. Я очарован, сражён и навсегда покорён красотой этого города. Здесь мои корни, в моих венах течёт часть крови моих оренбургских предков. И прежде, чем покинуть этот мир, я совершаю своего рода паломничество», - писал после посещения Оренбурга Морис Дрюон во французском еженедельнике «Фигаро».
В Оренбурге Дрюон с особым волнением осмотрел дом, в котором жил его прадед: купец первой гильдии Антон Леск. Он посетил институт искусств, встретился с творческой молодёжью города, побывал в Чёрном Отроге, на родине Виктора Степано¬вича Черномырдина, который, кстати, и доставил его из Франции вместе с супругой Мадлен. В Черноотрожской средней школе Дрюон был покорён исполнением песен на французском языке, - они и послужили для нас монтажным переходом во Францию. Песни ещё звучали, но в кадре уже был Бордо, его великолепная набережная со стороны семнадцатиарочного моста над широкой Гаронной.
Бордо - пятый по величине город Франции, крупный морской порт, одна из мировых столиц марочных вин, город студентов. Большая часть зданий с роскошными лестницами и портиками относится к эпохе Людовика XV.. Сорок минут езды - и мы в имении Дрюона. Писатель приглашает нас в просторный рабочий кабинет, где написаны десятки книг, в том числе и самая известная в России - «Проклятые короли».
- В России хорошо знают ваших «Проклятых королей». Почему вы обратились именно к историческому роману? - задаю я вопрос, который меня давно занимал.
- Меня интересует феномен власти. С любой точки зрения: философской, социальной, гуманитарной. А средневековье Франции я выбрал пото¬му, что в то время борьба за власть была наиболее ярко выражена. Это целая серия драм с удивительными характерами. Я хотел привлечь внимание сограждан к истории, к прошлому, когда политики, в зависимости от ситуации, меняют условия жизни... Условия меняются, а характеры остаются одни и те же...
Дрюон закурил сигару, откинулся на спинку кресла и повернул к нам фотографию, которой явно гордился. На ней он запёчатлён с Владимиром Путиным, который во время одного из визитов во Францию посетил известного писателя в его доме.
- Если вы хотите спросить о моём отношении к президенту Путину, - словно угадывая наши мысли, сказал Дрюон, - то я скажу, что он патриот своей страны и хочет улучшить жизнь людей. Мне кажется, что мы с ним придерживаемся одной и той же философии. Наверное, поэтому между нами установились отношения, которыми я горд и доволен.
Дрюон помолчал, а затем с улыбкой добавил:
- А ещё Путин любит лошадей, я их тоже очень люблю!
Мы убедились в этом сами, когда Дрюон демонстрировал перед нами тонкости верховой езды.
- У меня, - пояснил писатель, - есть хороший пример: Лев Николаевич Толстой. Он ведь до восьмидесяти лет ездил верхом! Я даже вспоминаю его, когда седлаю коня... Вообще у меня в жизни всегда идёт параллель с Толстым.
Спешившись, Дрюон, как и положено, угостил своего верного друга кусочком сахара. Перепало и другим лошадям. Интересно, что Дрюон обращался к ним на чисто русском языке: «Иди сюда!» И они шли к нему, принимая из его рук угощение.
- Сейчас я работаю над мемуарами, -сказал писатель. - Наверняка коснусь и Оренбурга, ведь тут мои корни... Надеюсь, Бог даст мне ещё немного времени, чтобы закончить эту работу.
На прощание мы сфотографировались на память об этой незабываемой встрече. Господин Дрюон с супругой подняли бокалы и предложили выпить за оренбуржцев, за Россию.
- Каким же вы видите будущее Рос¬сии? - спросил я Дрюона.
- Я думаю, что такой богатой страны, как Россия, если говорить о её территории, географическом положении, много¬численности народов, об истории, нет больше в мире. Она должна стать великой державой. То, что пережил российский народ, не испытала ни одна страна. Считаю, что надо всегда учитывать всё, что было.в истории, строить свою современную политику, опираясь на опыт прошлого.
Я всегда знал и любил Россию, и считаю, что если у Франции и России будут и дальше развиваться хорошие отношения, то во всём мире будет мир. А это самое важное.
В девяностые годы создаются новые телевизионные каналы. Так, внутри областного телевидения, прежде «единого и неделимого», зарождается «Регион», который вскоре становится самостоятельной структурой с интересным творческим коллективом. Затем появляются «Планета», «Орен-ТВ»,.. А сегодня в области насчитывается уже двадцать три студии телевидения, имеющие лицензии на вещание. Они есть в Оренбурге и Орске, Новотроицке и Бузулуке, Сорочинске и Кувандыке, Саракташе, Тюльгане, Шарлыке, в других районах Оренбуржья.
И это хорошо. Хорошо, когда телевидения много и зритель сам выбирает, что ему смотреть. К тому же у каждого журналиста свой взгляд на то или иное событие, своя манера подачи видеоматериала.
И почти во всех значительных телевизионных структурах работают наши бывшие сотрудники: журналисты, режиссёры, операторы, так что мы, помимо всего прочего, и своего рода кузница кадров для телестудий области.
Телевидение как ни одно другое искусство зависит от техники - её уровня, развития, качества. За сорок шесть лет существования первого телецентра в нашей области мы прошли путь от простого показа фотографий и «мокрого процесса» (проявления и монтажа киноплёнки) до съёмок на цифровые видеокамеры и компьютерного монтажа. Сейчас на Центральном телевидении снимают не только на кассеты, а и на диски, и сразу же с диска монтируют на компьютере.
Вот так меняется телевизионная техника, и предсказать, как будет разви¬ваться в связи с этим искусство телевизионного экрана, непросто.
Но это уже другая история...

Юрий КАРАСЕВИЧ






 Архив новостей




Реклама




Программы


Радио России
События недели
Вести Оренбуржья
Гостевая книга
Сайт альманаха ГОСТИНЫЙ ДВОР
Внимание звукозапись
Страна спортивная Оренбуржье
Единая Россия



© 2018 «Государственный интернет-канал «Россия» 2001 - 2018. Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-26539 от 22 декабря 2006 года. Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об интеллектуальной собственности. Любое использование текстовых, фото, аудио и видеоматериалов возможно только с согласия правообладателя (ВГТРК). Для детей старше 16 лет. Адрес электронной почты редакции: info@rfn.ru. Реклама на сайте: тел. +7 (495) 954-04-61, е-mail: contact@roden-media.ru, ad@vesti.ru. Техническое сопровождение: Дирекция информационных технологий ВГТРК.